145

Балашовец получил шанс выйти на свободу раньше

НаручникиОбсуждение практики применения правоохранительными и судебными органами антинаркотической, 228-ой статьи, дал шанс семье Максима Бурбина из Балашова на справедливое и беспристрастное рассмотрение уголовного дела.

Молодой парень почти три года назад получил срок 14,5 лет колонии строго режима за покушение на незаконный сбыт наркотических средств синтетического происхождения в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

Отправной точкой для возбуждения уголовного дела, по мнению осужденного Максима, является конфликт в ночном клубе «Кристалл». Парень, профессионально занимавшийся боксом, столкнулся в дверях с посетителем навеселе.

Мужчины сначала «зацепились» языками, а после перебранки начали выяснять отношения при помощи кулаков. Победителем из драки вышел Максим.

Со временем житель Балашова забыл о потасовке, а вот его оппонент затаил обиду. Только позже Максим узнал, что это был сотрудник правоохранительных органов.

Спортсмен учился в колледже, на носу был призыв в армию, но в один прекрасный день ему принесли повестку. Сначала Максим проходил свидетелем по уголовному делу, а затем и обвиняемым по части 5 статьи 228 Уголовного кодекса «Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, совершенные в особо крупном размере». Примечательный факт – Максима задержали в марте 2016 года, а через два месяца Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков расформировали. Но раз ход делу был дан, то правоохранительная и судебная «машина» не могли «притормозить».

Ни при задержании, ни при расследовании уголовного дела никаких запрещенных веществ у Максима Бурбина правоохранители не обнаружили. Тогда была дана санкция на биллинг его телефонных разговоров, который тоже ценных сведений не принес. Позже обвинение в суде пыталось доказать причастность балашовца к наркобизнесу. Даже сделали попытку обвинить его в том, что он якобы делал «закладки», но очевидных доказательств – показаний свидетелей, видеозаписей с камер — предоставлено так и не было.

Все обвинение основывалось на показаниях трех наркодилеров. Всех троих задержали еще до того, как предъявили обвинение Бурбину. И в первоначальных показаниях фамилия балашовца не фигурирует.

Однако в основу легли их показания, которые трое сбытчиков наркотиков дали в результате досудебного соглашения. Причем один из них прямо заявил, что на него оказывалось давление при даче показаний. Однако данный факт проигнорировали. В результате те, кто реально торговал «дурью», получили по 5-7 лет лишения свободы. А тот, кто не был связан с наркобизнесом, получил, что называется по полной.

Во время судебных заседаний за своего воспитанника пытался вступиться Геннадий Акимов, тренер Максима, у которого парень занимался десять лет. Наставник заверял, что спортсмен никогда не связывался с наркотиками, молодой человек не курил и не выпивал.

Адвокат Бурбина, Андрей Филин, подавал ходатайство в адрес старшего следователя Балашовского следственного отдела о проверке показаний своего подзащитного на полиграфе. Однако защитник получил отказ с формулировкой — «данное исследование не является доказательством по уголовному делу».

После многократных обращений родственников Максима в Генпрокуратуру и другие инстанции, о том, что уголовное дело было сфабриковано, началась проверка областной прокуратуры. Мать и жена осужденного хотят справедливого расследования, и выяснить, на каком основании молодой человек провел в СИЗО почти полгода без обвинительного заключения.

На момент подписания этого номера в Балашов выехали представители областной прокуратуры для проведения проверки. Представители надзорного ведомства намерены опросить осужденных, показания которых легли в основу обвинительного приговора.

Источник: «Саратов 24»

Добавить комментарий