1091

Балашовская авиабаза: ждем следующего ЧП?

«Саратовский репортер»

Тридцать пять лет моей журналистской деятельности доказывают, что живее всех живых в России три поговорки: «Лбом стену не прошибешь», «Ворон ворону глаз не выклюет» и третья «Ссы в глаза, все Божья роса!» (аналог пословицы «Не ссы против ветра»).

Это к письму на мое имя, на имя главного редактора областной общественно-политической газеты «Саратовского репортера» Сергея Михайлова, которое подписано заместителем главнокомандующего Воздушно-космическими силами по работе с личным составом А. Казакевичем.

Письмо вы видите, ни о чем. Все хорошо в авиационной базе Балашова!

И самолет тут не разбился, и курсант не погиб. А полковник Перминов, начальник базы — отличный руководитель, да и вообще, уважаемый всем коллективом командир. А редактор «Саратовского репортера» — недалекий, непрофессиональный писака, который оклеветал в своих статейках доброе имя всей базы, доброе имя командира, да и в целом, доброе имя всех ВКС МО России. Журналисты, они ведь вообще падки на сенсации, лишь бы что написать да облить кого-нибудь грязью! Журналюги — дилетанты и они не разбираются в том, о чем пишут. Да к тому же все они продажные.

Но как быть с летчиками базы, которые отправляли письмо Президенту РФ В.В. Путину? Они были не правы, когда приводили факты о нарушениях в действиях командования базы? Вот так вздумалось и написали? И все, о чем они написали — это «не серьезно»?

Карьерный рост военного сегодня напрямую не зависит от суммы денежного эквивалента занесенного в кабинет к вышестоящему начальнику?

Начальник Краснодарского высшего военного авиационного училища летчиков полковник Ляхов был отстранен от должности по собственному желанию или по совсем иной причине, о которой все знают?

На какие средства и какими подрядными организациями делались и делаются ремонтные работы в базе, и разве не за деньги личного состава и руками летно-подъемного состава?

Разве уже не существует программы МО РФ по привлечению к работам по ремонту и уборке служебных территорий и помещений профессиональных гражданских организаций, на которые в МО выделяются большие денежные средства?

Разве личный состав не убирал территорию и помещения, выполняя низко квалифицированную работу? Разве офисная и компьютерная техника в базе приобретена не за счет самих военнослужащих и работников, хотя с них постоянно требуют заявки на необходимое техническое и методическое оборудование для докладов в МО РФ?

Если деньги выделяются МО РФ, но куда они идут в чьи карманы?

Почему полковнику Перминову через месяц после тяжелой катастрофы самолета с гибелью курсанта присвоили полковника?

Почему на разбирательство по катастрофе вместе тогда еще с Главкомом ВКС генералом Бондаревым прилетал отец Перминова начальник кадров ВВС?

Почему, побыв на должности заместителя по летной подготовке полгода, Перминов вдруг стал сразу командиром учебного полка, не имея ни опыта руководства, ни навыков организации и управления?

Разве не после руководства Перминовым в базе практически полностью была разрушена методическая основа подготовки летно-инструкторского состава? Разве морально-психологическое состояние личного состава сегодня в базе находится на высоком уровне?

Разве это не полковник Перминов за первый год наказал половину всего личного состава базы, а в 2018 году еще больше?

Разве в базе дисциплинарная практика не уничтожена полностью действиями Перминова?

Почему все решения начиная от организации полетов и до определения какой краской красить пол в столовой, принимает лично полковник Перминов, а его девиз «Есть только мое решение и неправильное!» и никакие здравые доводы и обоснования в расчет не принимаются?

Почему с заместителями Перминов вообще не находит общего языка и как можно в такой обстановке осуществлять руководство серьезной военной организацией?

Вопросы как были, так и остались, но такой командир как Перминов, судя по ответу подписанному А. Казакевичем, вполне устраивает вышестоящее командование.

После выхода наших статей в базу приезжала комиссия, и говорят, даже не одна. Члены комиссии проводили анонимное анкетирование, которое подтвердило, что действительно были поборы с личного состава и привлечение к работам военнослужащих. «Но серьезных недостатков не выявлено», — пишут нам в редакцию из ВКС.

А что для командования ВКС серьезно, а не «серьезно»?

Авиакатастрофа с гибелью курсанта, это «серьезно» или нет? А поборы с военнослужащих, у которых жены да малые дети? Это «серьезно» или нет? А самоубийство военнослужащего в базе? Это «серьезно» или это просто бытовуха и командование тут ни при чем?

А когда майор Логачев кроет матом подчиненных, как три сапожника вместе взятых, это «серьезно» или не «серьезно»?
А цистерны с горючим на станции перекачки на территории городка рядом со школой? А если они завтра рванут? Это будет «серьезно»? А когда зам по тылу пытается стырить кунг со склада НЗ? Это «серьезно»?

Видимо, что-то должно рвануть или случиться очередное ЧП, тогда будут приняты «серьезные» меры?

А что касается «сына полка», то есть сына своего высокопоставленного отца — полковника Перминова, то его не «зацепили», как мы полагаем, не только потому, что его «крышует» папа. Причина, считаем, более серьезная и здесь во всю «торчат» «уши» ВКС МО РФ. Разве МО РФ деньги на строительство не выделяет? Доходят ли до частей эти деньги, или они «раскладываются» по карманам военных чиновников в ВКС и МО РФ?

Почему Перминова не привлекут за поборы, которые действительно проводились, что и подтвердило анкетирование, проведенное комиссией? Боятся, что Перминов молчать не станет и скандал поднимется до небес? Не поэтому ли все повязано так насмерть, что и если «топить» Перминова, то он за собой «потянет» высокопоставленных чиновников с ВКС и МО РФ?

Так что теперь? «Точка невозврата» пройдена, всем «стоять» и «бояться»? Если вернуться к началу статьи, то если «работают» все эти три вечные для России пословицы, значит ли это, что надо молчать? Каждый решает для себя, что ему делать, а что нет. Профессия журналиста, которой я занимаюсь 35 лет, обязывает делать то, чему учили в московском университете на факультете журналистики, чему учила жизнь. Поэтому эти три «вечные» пословицы нашей редакции как-то «по барабану», и мы бы хотели, чтобы это знало высшее руководство ВКС и сам Перминов.

Поэтому, уважаемые служащие авиабазы, пишите, звоните нам: Viber включен: 8 929 77 6 88 77. Надеюсь, что это не «крайняя» наша редакционная статья…

1. «Офицер Логачев знает еще другие слова кроме п…ры?»
2. «Балашовская база: а если завтра рванет?»
3. «Комиссия уехала: будет ли возбуждено уголовное дело в отношении полковника Перминова?»
4. «Кто пойдет в бой с Перминовым?»
5. «С передовой коррупции и беспредела»
6. «Почему полковник Перминов нарушает приказы Министерства обороны РФ?»
7. «Авиакатастрофа под Балашовом: главный виновник — полковник Перминов?»

P.S. Мы вновь направляем данные статьи в МО РФ.

Источник: «Саратовский репортёр»

Добавить комментарий