2448

Балашовский «асфальтный король» безвозвратно потерял свой завод?

Дело было летом. Лето было богатым на различные события в судебном делопроизводстве. Звучали такие громкие дела, как вынесение приговоров бывшему военному комиссару Балашовского и Романовского районов Виктору Горбунову, бывшему директору ООО «Теплосети» Вячеславу Ченцову,  вербовщику в террористическую организацию Вячеславу Панину и братьям-близнецам Бикусовым, избившим помощника прокурора г. Балашова Дмитрия Бурминова.

Но признаемся честно, редакция «Балашовской ленты» не упускала из виду еще одно громкое дело, которое было решено предать гласности после выхода в свет публикаций по уголовному преследованию мирового судьи Балашовского районного суда в отставке Татьяны Шевлягиной.

Спусковым крючком для публикации данного материала послужила промелькнувшая фамилия на страницах ИА «Взгляд-инфо». Фамилия, имеющая отношение, как полагаем, к так называемому «асфальтному королю» г. Балашова и как предполагает вышеназванное издание связанная с гр. Шевлягиной: «Среди эпизодов, которые потенциально могут появиться в расследовании, значится юридическое закрепление права некоего Акопа Акопяна на участок, граничащий с прудом».

Итак. Поехали! Немного предыстории для введения читателей в дело № 2-1-717/2018.

В далеком 1974 г. в микрорайоне «Нефтяная» г. Балашова вводится в эксплуатацию асфальто-бетонный завод, а почти 15 лет спустя в годы перестройки (в 1988 г.) — асфальтосмеситель. Данное имущество принадлежало Балашовскому арендному Управлению механизации (далее — БАУМ).

После развала СССР БАУМ было преобразовано в акционерное общество закрытого типа (далее — АОЗТ), а потом реорганизовано в закрытое акционерное общество (далее — ЗАО). Это следует из материалов Межрайонной ИФНС России №1 по Саратовской области.

2 декабря 2002 г. генеральный директор ЗАО Арутюнян Г.А., действуя на основании Устава, взял на себя обязательство передать Акопяну А.Н. сооружение асфальтобетонного завода. И, конечно же, Акоп Нагапетович его принял! Кто же откажется от такого лакомого куска? Согласно договору купле-продажи он должен был оплатить сооружение асфальтобетонного завода, а по квитанции к приходному кассовому ордеру оплатил асфальтосмеситель!

О «законности» и «правомерности» действий гр. Арутюняна в тот период времени при подписании договора купли-продажи с гр. Акопяном, можно отметить следующие как минимум два момента: первый — материалы регистрационного дела в отношении ЗАО не содержат документов, наделяющих Арутюняна Г.А. правом совершать сделки от имени общества; второй — согласно параграфу 2 Устава ЗАО, при совершении крупной сделки требуется одобрение советом директоров или общим собранием акционеров общества. Данную сделку даже с натягом нельзя назвать мелкой.

Через несколько лет Арбитражный Суд Саратовской области признает должника ЗАО несостоятельным, при этом усмотрев признаки преднамеренного банкротства, и своим определением открывает конкурсное производство. В октябре 2006 г. ЗАО было ликвидировано.

Банкротство — дело не хитрое. А вот изучение законодательства РФ по праву собственности на приобретенные объекты недвижимости — куда более серьезная стезя и не все «неподкованные» люди могут ее осилить. Но по всей видимости у «асфальтного короля» и не было особой нужды в познании законов России. Если есть бизнес, деньги, связи, то «все могут короли» в «сытые нулевые».

Тем не менее, «за государственной регистрацией перехода прав на предмет сделки – сооружение асфальтобетонного завода продавец и покупатель не обращались». А  переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации. Об этом было прописано в законах, действовавших в тот период времени.

А не регистрировал он, полагаем, потому что не было определенных документов у ЗАО — преемницы АОЗТ — по владению данным имуществом.

Все очень запутанно. Поясняем.

Фонд имущества Саратовской области продал АОЗТ государственное имущество БАУМ, арендованное по договору аренды с правом выкупа. По условиям договора купли-продажи, отраженным в п. 1.4, п. 4.1, право собственности у АОЗТ на данное приобретение могло возникнуть с момента полного расчета с региональным фондом имущества. И самое ключевое: согласно договору, в случае перечисления полной суммы на счет областного фонда имущества свидетельство о собственности передалось бы АОЗТ. Но вышла оказия. Данное свидетельство в судебном заседании никто не смог предъявить. Добавим, что у договора было приложение, являющееся его неотъемлемой частью согласно п. 1.2 данного договора, в котором были отражены состав и цена активов БАУМ. И это приложение тоже не было представлено суду. Это наводит на определенные мысли…

Обязательно стоит отметить, что «свое» имущество ЗАО после реорганизации не инвентаризировало и не зарегистрировало право в единой системе записей в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Наверное, все по той же причине отсутствия ключевых документов на законное, полноправное владение имуществом?

Работы по техническому учету и технической инвентаризации сооружения асфальтобетонного завода проводились значительно позже по заявке Акопа Акопяна. Представленный в инвентарном деле технический паспорт на сооружение асфальтобетонного завода не содержит данных о субъекте права, форме собственности и документах-основаниях.

Правовая экспертиза, являющаяся обязательной составной частью процедуры государственной регистрации, не производилась. А ведь она включает в себя обязательное предоставление всех необходимых документов для осуществления проверки сделки на предмет ее законности государственным регистратором.

Несмотря на все «недочеты», Акоп Акопян, вероятно, в 2012 г. обратился к мировому судье судебного участка № 3 г. Балашова с исками к комитету по управлению муниципальным имуществом администрации БМР. В одном иске он просил признать за собой право собственности на нежилое здание мастерской площадью 45,8 кв. м, в другом – на сооружение асфальтобетонного завода. И, о чудо, мировой судья в полном объеме удовлетворил его исковые требования! И все было в полном ажуре! А может быть мировым судьей была как раз Татьяна Шевлягина?

Но вероятно в 2018 г. прокурор г. Балашова подал апелляционное представление с ходатайством о восстановлении пропущенного процессуального срока на апелляционное обжалование данного решения. Мировой судья восстановил пропущенный срок.

Акопу Нагапетовичу (полагаем, что под скрытыми данными истца подразумеваются его личные данные) такое решение судьи пришлось не по нраву и он дерзнул подать частную жалобу в Балашовский районный суд на определение мирового судьи.

Председательствующая судья Светлана Тарараксина, детально изучив материалы дела № 11-1-20/2018, узаконила решение мирового судьи о восстановлении пропущенного срока прокурором на апелляционное обжалование и отказала в удовлетворении жалобы «асфальтному королю». Надо отметить, что в защиту интересов муниципального образования на данном заседании выступал старший помощник прокурора Дмитрий Бурминов.

К слову, в этом же деле речь идет о некоем распоряжении администрации БМР об утверждении схемы расположения земельного участка на кадастровом плане. Данное распоряжение послужило основанием к предоставлению земельного участка в собственность гр. Акопяну для осуществления производственной деятельности.

Все бы ничего, но ранее принятое судебное решение в пользу «асфальтного короля» при перераспределении или выделе земельных участков, находящихся в государственной собственности, затронуло законные интересы и права администрации муниципального образования, как полагает прокурор.

Далее апелляционным определением Балашовского суда решение мирового судьи судебного участка №3 г. Балашова о признании права собственности Акопа Акопяна на мастерскую и сооружение асфальтобетонного завода было отменено, а гражданское дело передано на новое рассмотрение и принято к производству Балашовским судом. Короче, для гр. Акопяна все началось с нова по новой и в новом ракурсе с крутыми поворотами.

Так родилось дело № 2-1-717/2018, по которому председательствующая судья Ирина Ерохина, усмотрев все несостыковки в событиях, документах и действии-бездействии граждан Акопяна и Арутюняна, вынесла мотивированное решение об отказе Акопу Нагапетовичу в его исковых требованиях в признании перехода права собственности на сооружение асфальтобетонного завода к комитету по управлению муниципальным имуществом администрации БМР, т.к. в материалах дела со всеми его «недочетами», возникшими благодаря то ли людям, то ли времени стало очевидно, что  ликвидация ЗАО не являлась единственным препятствием для регистрации перехода права собственности на заявленное в споре сооружение асфальтобетонного завода.

Кстати, наверняка наши внимательные читатели заметили, что гр. Акопян завладел не только сооружением асфальтобетонного завода, но и нежилым зданием мастерской площадью 45,8 кв. м по другому договору купли-продажи.

Он открыто и беспрерывно «на птичьих правах» пользовался и распоряжался данными объектами и даже, по его словам, нес расходы по их ремонту и содержанию! Так нес, что здание мастерской прекратило свое существование! Вот такой «хозяйственник»…

Но «беспределу» тоже есть предел. Видимо, у «асфальтного короля» в настоящее время чего-то не хватило для законной регистрации права собственности. А вот чего именно — вопрос риторический. Но как писал Владимир Маяковский,  «Без бумажки ты — букашка, а с бумажкой — Человек».

P.S. И ждем новых уголовных дел…

3 мысли о “Балашовский «асфальтный король» безвозвратно потерял свой завод?”

  1. КОПАТЬ МОЖНО В ЛЮБОМ ПРЕДПРИЯТИИ БАЛАШОВА, БЫЛИ БЫ ЖЕЛАНИЕ И ВОЛЯ , А ЭТОГО ТО КАК РАЗ И НЕ ХВАТАЕТ…

Добавить комментарий