292

Как я работал журналистом районки: Красота, которая не спасет Россию

Комсомольская правда

Политобозреватель «Комсомольской правды» Владимир Ворсобин решился на эксперимент и уехал в Саратовскую область. Часть 8

Политобозреватель «Комсомольской правды» Владимир Ворсобин решился на эксперимент. Бросить жирную Москву и рвануть… в какую-нибудь глушь, в Саратовскую область, на должность простого репортера районной газеты. Сменив фамилию и внешность, он материализуется в среднерусском городке Балашов, становится стажером «Балашовской правды» и с удивлением узнает, что народ в провинции больше любит тех начальников, которые строят не крепкую экономику с хорошими зарплатами, а что-нибудь красивое и… бесполезное.

ЧЕРЕЗ БАЛАШОВ ПРОЙДЕТ ВОЛНА. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ

Обычное рабочее утро. Редактор вздыхает: «А это ты, Волошин…» И листает Книгу судеб. Я нетерпеливо кручусь рядом — ну что там? Редактор, зная, что я зачем-то рвусь к главе района, ме-е-едленно ведет ручкой по мероприятиям с участием венценосного и… захлопывает блокнот.

— Ничего, — говорит, — интересного.

Не доверяет.

«Узнал?! Раскрыли?!» — мучаюсь я.

По обыкновению не вовремя врывается журналист районки Андрей. С воплем, что Россия опять спасена.

— И даже Балашов расцветет? — киваю.

— Точно!

У доброго Андрея есть мечта — спасти Балашов. Он даже учредил клуб, где собрались городские светила экономической мысли. И на днях мужики вычислили, что согласно учению некоего Николая Кондратьева о К-волнах (подъема и спада экономики) через Балашов в 2018-м она и пройдет. Волна. Это произвело на Андрея такое глубокое впечатление, что его успокаивала вся редакция. Но и мое появление в городе он истолковал мистически — как предзнаменование экономического прорыва.

— Ну, во-первых, ты — Владимир Владимирович… — доказывал он.

— Андрей, — говорю. — Я залез в Википедию. Кондратьев обещает Балашову не только процветание, а еще НБИК-конвергенцию — то есть появление искусственного интеллекта и киборгов.

— Киборги… — удивляется Андрей и уходит думать. А я ломаю голову.

«Как бы мне, — размышлял я, — увидеть своего хозяина?» Ведь журналист здесь одомашнен, приручен и передается по наследству от главы района к главе, как верный сторожевой пес. Чуть покритиковать какого-то помощника? Может быть. Но тронуть хозяина земли балашовской?!

Правда, был случай…

Комсомольская правда

ПОГОВОРИЛИ С ЧИТАТЕЛЕМ

Нет-нет, я сейчас не о свободе слова. Боже упаси! Свободу в кошелек не положишь, поэтому она мало кому интересна. Я о таинственной душе чиновника.

Лет 8 назад прежний редактор «Балашовской правды» Ольга Айдарова поместила крохотную информацию с намеками о воровстве в мэрии.

— Конечно, я знала, что меня уволят, — рассказывала она мне потом. — И долго мучилась — публиковать ли. Но факты железные, и я как журналист понимала — придет автор, спросит: «Почему не печатаете?» Что ему скажу? «Боюсь»? Думала, что пострадаю только я, они не станут убивать всю «Правду»!

Но в пышущую здоровьем прибыльную газету, где корреспонденты получали по 40 тысяч рублей (!), разумеется, пришел новый главный редактор — замсекретаря местного отделения правящей партии. «Балашовка» тут же засверкала солнцем: «Слава губернатору!», «Как прекрасно жить в нашем городе!».

И вдруг в «Балашовской правде» началось тихое разворовывание бензина и поступлений от рекламы, долги ушли под миллион. Сеть распространения обанкротилась (из-за чего закрылись все киоски печати в городе). Падение тиража в 5 раз, результат: зарплата журналиста районки — 14 тысяч рублей. Моя зарплата.

И так было почти со всеми службами, предприятиями города, вне зависимости — частные они или муниципальные. Тихое тотальное воровство, от чего и зарплаты у всего города почти одинаковые: 12 — 17 тысяч.

Как вы думаете, что сделали бы с этим «замсекретаря» в Китае, где за снижение экономических показателей могут посадить? А в Балашове после разграбления прибыльного производства редактору выписали перед увольнением премию.

И вот еще одна история…

С ВИДУ ЧИСТЫЙ СИНГАПУР

На совещании у главы района Петракова однажды кто-то не выдержал. И спросил: почему в городе не развивается промышленность? Эта дерзость случилась, видимо, от скуки или под влиянием слухов, распускаемых Андрюхиным клубом вольнодумцев. Мол, в Китае чиновники ищут для предприятий сбыт (часто выезжая для этого в Россию), лоббируют льготные кредиты, снижают налоговые ставки. То есть лелеют каждый промышленный проект.

Глава улыбнулся.

— Давайте начистоту, — говорит. — Какие налоги идут в местную казну? Подоходный, земельный налог, на недвижимость. И главные доноры — отчисления с зарплат бюджетников и полицейских. От бизнеса поступает лишь 5% бюджета. И получается, что ваша промышленность неинтересна.

Казалось бы — вот и ответ. Нет. Не все так просто. Идем дальше.

Итак, глава. Бывший ракетчик. Начал с должности первого зама главы. Купил завод железобетонных конструкций (вот почему они разбросаны по всему городу?). Потом стал главой. Служил всего год, но многое успел — построить себе особняк на месте станции cкорой помощи, а врачей выселить на окраину. И все-таки этот глава в истории города — лучший. Потому что при нем завершили стройку века — районный драмтеатр.

Но был у Балашова еще один крутой градоначальник — Олег Коргунов. Коргунов хорошо знал народ, поэтому, говорят, драл его и в хвост и в гриву. Да так, что город с испугу построил себе единственную аллею с фонарями. Более того — впервые за четыреста лет балашовцы вдруг перестали разбрасывать на улицах мусор! Отчего город умудрился даже занять второе место по благоустройству малых городов всей Руси (!) и стал совершеннейшим Сингапуром. А может, и Белоруссией.

И пусть муниципальные предприятия, которые глава заставил строить аллею, от того, говорят, и обанкротились, и мусор вскоре вернулся, да и самого главу потом арестовали… Но лучше Балашовом не правил никто.

ПОСТСКРИПТУМ

Эстет и кошелек

— Подождите, какой же это Сингапур?! — скажете вы. — А экономика? А промышленность? Рабочие места?

Ну вот и добрались до ответа. Если вы не житель города-миллионника, высуньтесь, дорогой читатель, в окно. И посмотрите на свою родину — рассудительно, спокойно. Согласитесь, русский человек — эстет. Перед красотой он безоружен так, что иногда забывает о собственном кошельке. Иначе как объяснить, почему его представление о прекрасном и полезном плохо связано с промышленностью, зарплатами, рабочими местами и городской казной?! Посмотрите, как вас удовлетворяют чиновники? Они без устали строят для вас, читатель, что-нибудь дорогое и малополезное. Конечно, в долг и с возможностью украсть на строительстве (не будь этой опции — подозреваю, в постсоветской России не было бы построено ничего). Фонтан. Набережная. Дворец спорта. Бесконечный ремонт дорог. Власти забрасывают ваш город памятниками и арками, то есть тем, что не принесет горожанину ни дохода, ни работы, но произведет впечатление на пенсионера или на полупьяного проверяющего из Москвы… И люди скажут — хороший глава! Хотя на эти (плюс не украденные) деньги можно было построить фабрику, или хотя бы отремонтировать школы, или оплатить операции детям…

Из-за русской страсти к красоте и гармонии, как правило, перед выборами сюда, в глушь, приезжает человечек из области и говорит руководству: дай нужный процент голосов — получишь деньги на стройку чего-нибудь красивого для народа, не дашь — снимем. Заметьте, «снимем» не потому что у тебя в городе плохо с экономикой, а из-за какой-то выборной чепухи. И ни слова о производстве, о зарплатах. Словно в системе эти опции не предусмотрены. И ни Балашову моему несчастному, ни народу российскому, выходит, не сильно нужны…

Продолжение следует

Часть 1Часть 2Часть 3Часть 4Часть 5Часть 6Часть 7.

Источник: Комсомольская правда

2 мысли о “Как я работал журналистом районки: Красота, которая не спасет Россию”

  1. Лихо так прошелся по пластелину! Браво!

  2. Два пальца об асфальт — не диво… Самим всё видно… Делать-то что с этим?

Добавить комментарий