582

Щербакова: на свободу с «чистой» трудовой книжкой!

Фото читателя

Полагаем, что сейчас нет счастливее человека в правительстве области, чем бывший министр Щербакова. Она оказалась на свободе с чистой трудовой книжкой! Кто-то с «чистой» совестью, а Щербакова с «чистой» трудовой книжкой!

Помните, как в советские времена? Прогулял, выпил, — получи 33-ю статью в трудовую книжку, а потом, попробуй куда устройся на работу! А тут? Приговор суда, и… увольнение по «собственному желанию»! Не хочу, мол, больше работать, устала, разонравилось, отпустите. И — отпустили! Пресс-служба губернатора сообщила 18 января, что Щербакова уволена «по собственному желанию».

Еще год назад многим умным людям в губернии было понятно, что этим все и закончится, кроме губернатора Радаева. Елена Щербакова была назначена Радаевым на пост министра внутренней политики и общественных отношений Саратовской области в первых числах декабря 2017 года в самый разгар так называемого дела «Москалева», бывшего заместителя Щербаковой. Уже тогда Щербакова имела самые реальные проблемы с Законом, была фигурантом судебного разбирательства, которое было инициировано прокуратурой. По данным надзорного ведомства, находясь в должности главы Балашовского района Щербакова вынесла решение о выплате руководителю администрации Александру Москалеву более 300 тысяч рублей. Районный суд сначала отказал прокуратуре в иске, но потом это решение было обжаловано. И вот, спустя более года суда и следствия по этому делу, в течении которого Щербакова руководила министерством, 13 февраля 2019 года, Щербакова была осуждена к двум годам условно, штрафу в 200 тысяч, и без права в течении двух лет работать на должностях в государственной службе.

Только на пятый день после вынесения приговора в СМИ появилась информация со ссылкой на пресс-службу губернатора о том, что Щербакова… уволилась по собственному желанию. До тех пор в публичной плоскости гадали: уволит ли губернатор Щербакову или нет? Ведь до вступления приговора в законную силу, она не считается судимой. Если бы губернатор уволил Щербакову по собственной инициативе, например, в связи с «утратой доверия», то у Щербаковой в этом случае оставалась хоть и формальная, но возможность такое решение обжаловать через суд, и в том случае, если бы приговор решением вышестоящего суда был бы отменен.

Единственным выходом в такой ситуации было увольнение «по собственному желанию». И это решение было принято. Полагаем, что это не решение самой Щербаковой и не решение самого губернатора, ибо самостоятельно кадровые вопросы он, полагаем, не способен решать. С точки зрения внутренней политики, увольнение Щербаковой абсолютно ничего не значит. Как не было при ней этой политики, так и не будет после нее.

Тут другой вопрос: «Насколько законно «увольнение по собственному желанию» министра, в отношении которого вынесен обвинительный приговор? Будет ли обжаловать данное увольнение «по собственному желанию» прокуратура?

Возможно, что все выглядело и так. Бывший глава Балашовского района и теперь бывший министр, получив судимость (не вступившую пока в законную силу), приходит после вынесения приговора к губернатору и говорит: » А знаете что, Валерий Васильевич, я наверное, все-таки уйду сама, и напишу заявление об увольнении по собственному желанию, чтобы вас уж совсем не подставлять». Губернатор уговаривать долго не стал и подписал заявление.

И теперь Елена Юрьевна получит в отделе кадров девственно чистую трудовую книжку, где будет написано в графе «Место работы»: «Министр внутренней политики…». Число, подпись, приказ. Когда станут начислять пенсию, то прибавка будет будь здоров, при окладе-то в 300 тысяч!

Получив девственно чистую книжку, Елена Юрьевна, как мы полагаем, с легкой душой пойдет за расчетом и получит, зарплату, деньги за отпуск, который не отгуляла, может быть еще какое-то выходное пособие. Как говорится, на свободу с «чистой трудовой книжкой»!

Значит ли все это, что теперь мы никогда не услышим эту фамилию и не увидим этого человека на государственной службе?

Но это не единственный вопрос, который нас волнует. А как например, наши общественники? Правозащитники? Почему молчит Общественная палата? Почему история Щербаковой не получила своего продолжения в публичной плоскости и не стала предметом обсуждения в Саратовской областной думе?

Полагаем, что в случае «увольнения по собственному желанию», подписавший документ об увольнении губернатор Радаев нарушил Закон. Уволить по собственному желанию — это значит признать, что ничего не было. Не было следствия, не было суда. Не было приговора.

Придет через года три Елена Юрьевна устраиваться, держа в руках свою девственно чистую трудовую книжку, снова куда- нибудь на высокую должность в государственном учреждении, а там ей и скажут: » Ба! Да вы министром работали! Как здорово, нам такой человек очень нужен!».

Между тем, Закон говорит, что в трудовой книжке осужденного работника необходимо сделать следующую запись: «Трудовой договор прекращен в связи с осуждением работника к наказанию, исключающему продолжение прежней работы, в соответствии с приговором суда, вступившим в законную силу, пункт 4 части первой статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации».

Была ли сделана такая запись в трудовой книжке Щербаковой? Разумеется, такой записи нет и не могло появиться, потому что приговор не вступил в законную силу. То есть, уволив министра Щербакову по «собственному желанию» и не дождавшись вступления приговора в законную силу, губернатор Радаев дал ей возможность избежать и внесения следующей записи, которую необходимо в таких случаях делать.

Так, если согласно приговору суда работник осужден к наказанию в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, то в трудовую книжку вносится запись о том, на каком основании, на какой срок и какую должность он лишен права занимать (какой деятельностью лишен права заниматься) (п. 19 Постановления Правительства РФ от 16.04.2003 N 225 «О трудовых книжках», ред. от 19.05.2008). Например, формулировка может быть следующая: «Трудовой договор прекращен в связи с приговором суда к лишению права заниматься педагогической деятельностью на срок два года, пункт 4 части первой статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации».

Да, и такой записи не будет уже никогда в «трудовой» Щербаковой. Никаких следов о приговоре: все чисто, все хорошо. Прекрасная «кредитная история»! Что думает по поводу «увольнения по собственному желанию» министра Щербаковой прокурор области Филипенко?

Мы не для красного словца сказали в этой статье о депутатах Саратовской областной думы и о том, что они промолчали, как будто бы ничего и не случилось. Они же все таки местные законодатели, а не пустое место. Где же их мнение, их слово?

Вот, например, их коллеги из Краснодарского края приняли Закон о порядке увольнения чиновников, который не дает провинившимся уходить по своему желанию.

Депутаты Законодательного собрания Краснодарского края приняли закон о порядке увольнения госслужащих в связи с утратой доверия к ним. С появлением нового закона провинившиеся чиновники не смогут увольняться по собственному желанию, как это практиковалось раньше.

Принятый на сессии Законодательного собрания региона проект был внесен на рассмотрение прокуратурой Краснодарского края.

А что наша прокуратура, что наши депутаты?

«Украл, выпил, в тюрьму!». «Украл, выпил, и — «по собственному желанию»?

Теперь вы понимаете, чему радуется сегодня Щербакова?, — задается вопросом «Саратовский репортёр».

Добавить комментарий