387

Стрельба на АЗС. Братья-близнецы просят защиты от «пьяных прокурорских морд»

Получила продолжение история перестрелки с участием сотрудника прокуратуры Балашова  Дмитрия Бурминова в ночь с 15 на 16 ноября прошлого года.

Свою версию случившегося рассказали корреспонденту ИА «Взгляд-инфо» участники событий — Владимир и Павел Бикусовы.

В настоящее время в отношении 29-летних братьев-близнецов возбуждено уголовное дело по статье 213 УК («Хулиганство»). Однако мужчины полагают, что невиновны в случившемся, их якобы умышленно «пытаются сделать виноватыми в инциденте», в котором они, по их мнению, являются пострадавшей стороной и заложниками «балашовского прокурорского беспредела».

Братья, которые ранее занимались охранной деятельностью в Москве, сейчас находятся под подпиской о невыезде. Владимир Бикусов является отцом малолетнего ребенка, вместе с супругой они ожидают появления на свет второго малыша. Сегодня, по словам Владимира Бикусова, вместе с братом они лишены возможности работать по специальности и вынуждены искать разнообразные подработки, которые не позволяют содержать семьи.

«Я хотел бы рассказать о том, что же на самом деле произошло в ночь с 15 на 16 ноября прошлого года на территории АЗС около перекрестка улицы Карла Маркса и Пионерского проезда. Я уверен, что все происходило совсем не так, как вам рассказали. Меня и моего брата Павла Бикусова «официальная» версия провозглашает пьяными инициаторами конфликта, между тем, пьяными, как я думаю, были, наоборот, сотрудники прокуратуры, и именно они начали ссору. И тому есть свидетели. Пьяным, как мне кажется, был помощник прокурора Балашова Дмитрий Бурминов. Это и таксисты местные могут подтвердить, которые все видели, и еще множество других свидетелей.

В ту ночь мы ехали «переобувать» машину, менять резину. Ехали на моей машине, но так как у меня еще не было прав, за рулем был мой брат. Подъехали к АЗС, а там у входа стоял автомобиль прокурорских. Брат попросил их убрать машину, чтобы мы могли подъехать. В ответ он услышал от Бурминова «Я тебе сейчас **** отрежу!».  В машине  было полно коньяка. Так и произошел конфликт со стрельбой, и у нас братом есть гильза. В итоге Бурминову брат разбил нос, когда он сначала искал нож, а потом достал пистолет. Я его не бил.

Стреляли в нас два раза. Бурминов, как мне показалось, целился в моего брата, но промахнулся, пьяный. Мы спрятались за машиной, а потом я оттуда на него прыгнул и свалил его. Когда он падал, еще раз выстрелил. Мы упали оба, я его держал за руку. Брат подошел, наступил ему на руку, чтобы отнять пистолет, и в этот момент приехали сотрудники ППС. Но они, как выяснилось, ничего не могут сделать Бурминову! Такие вот «непростые» люди — это я уже потом понял.  

Приехала на место следственно-оперативная группа, капитан Семенцов фигурирует в бумажках – начальник ППС. Нас не арестовали, я написал заявление на Бурминова, но никто из полицейских, я думаю, так и не съездил в больницу к Бурминову, куда его сразу отправили, и не освидетельствовал его на состояние алкогольного опьянения. Из больницы он в ту же ночь, как мне рассказали, ушел. Куда делось мое заявление, неизвестно. Мы сразу передали ППС-никам пистолет Бурминова, брат говорил им, чтобы они отдали его в следственно-оперативную группу, а те не отдавали до последнего, наверное, все хотели замять. Но, хорошо, настаивали мы.

На следующий день Бурминов приехал  к нам и попытался замять дело. Говорят, давайте так сделаем, чтобы ничего не было, а то мы повылетаем с работы. Извинялся, а на что нам его извинения? Предлагал мне написать бумагу, в которой я должен был указать, что не имею претензий.

До сих пор Бурминов пытается замять это дело, чтобы, как мне представляется, вышел отказ по нему. Нас никто не вызывает в полицию. Один раз вызвали и все. В суд дело не передают. Сначала, вроде, опрашивали, я никакой информации Следственному комитету не предоставлял, естественно, настаивал на суде. Прокуратура твердила, что ничего не знает, руководство уверяло, что «факт не подтвердился». А потом вдруг, как мне кажется, решили это дело раскручивать, сделали нас с братом виноватыми — на меня и на брата завели уголовное дело по 213 статье УК («Хулиганство»). Заявление написал, насколько мне известно, Бурминов. А дело, мне сказали, возбудил Семенцов, который, казалось бы, в курсе дела и знает, что мы не виноваты ни в чем. Кто надавил и надавил ли, мы не знаем. Но обвинение нам до сих пор не предъявлено. Уже полгода все это длится! И из города нас не выпускают!

Мы с братом дело это так просто не оставим. Мы будем стоять до конца.

Были в Следственном комитете у следователя Ермолина. Приходим к нему на очную ставку, Бурминов даже слово не успел сказать, а у него уже, как нам показалось, все в компьютере заранее было написано! То, что у нас в Балашове творится – это Кущевка № 2. Я обращался уже в администрацию президента, жду ответа. Ну а в Балашове  Бурминова, я думаю, все покрывают. Нам нужен неподкупный суд, и если мы найдем такой, мы это дело, наверное, выиграем.

Два или три года назад меня избили в местном полицейском участке. У меня были сотрясение мозга, перелом руки, след от берца на лице, синяки. Полтора года длилось следствие, наняли они мощных адвокатов, удалили все записи в отделе. Двоих из дежурки в итоге уволили, замначальника Постникова уволили, а двоих посадили полицейских, которые меня избивали. Дали им по четыре года. А прикрывали их до последнего. И сейчас такая же ситуация –  получается прокурорские могут с пьяными мордами ездить по городу и творить все, что хотят? Им закон не писан?! Цари и боги. Мне потом местные полицейские угрожали, говорили «еще за пацанов нам ответишь».

Я не исключаю, что все это взаимосвязано. Хожу и оглядываюсь. Страшно у нас. Людей в погонах боятся, этого балашовского беспредела все боятся», — рассказал Владимир Бикусов.

Напомним, по ранее предоставленным нам источником в правоохранительных органах данным, инцидент произошел в ночь с 15 на 16 ноября 2017 года на территории АЗС около перекрестка улицы Карла Маркса и Пионерского проезда.

На заправку на личном автомобиле «Volkswagen Passat» приехал старший помощник прокурора города Дмитрий Бурминов, также в салоне находился еще один сотрудник прокуратуры.

«Там у них вспыхнул конфликт с группой молодых людей, которые, предположительно, находились в состоянии алкогольного опьянения. Компания стала высказывать Бурминову претензии по поводу его участия в судебном процессе над сотрудниками полиции, которых якобы «посадили из-за него». Помощник прокурора пытался уладить конфликт словами, однако оппоненты стали угрожать физической расправой. В ходе перепалки Бурминов достал оружие и стал стрелять в воздух», — рассказывал собеседник.

Пострадавших в результате инцидента, как сообщал источник, не было. Прокурор Балашова Андрей Дементьев говорить на эту тему отказался. Пресс-секретарь региональной прокуратуры Татьяна Казаченко отметила, что не обладает такой информацией. Прокурор области Сергей Филипенко ситуацию не комментировал.

Источник: ИА «Взгляд-инфо»

3 мысли о “Стрельба на АЗС. Братья-близнецы просят защиты от «пьяных прокурорских морд»”

  1. Что-то братьям верится больше, чем прокурорским… С чего бы это?

  2. Козды эти братья если б вы их знали не веоилиб

  3. Как же я Вам сочувствую, тягаться с прокурорской системой очень тяжело, но возможно… Удачи вам!!!

Добавить комментарий