97

Жительница региона заявила, что балашовская судья, к которой возникли вопросы у главы Следственного комитета РФ, якобы «тайно» развела ее

ИА «Версия-Саратов»

С редакцией ИА «Версия-Саратов» связалась руководитель правозащитного общественного объединения «Аврора» Светлана Кастрыкина. Она рассказала, что представляет интересы жительницы Балашовского района Ларисы Новасенковой, якобы пострадавшей от действий мировой судьи в отставке Татьяны Шевлягиной. Экс-судья прогремела в новостных лентах 6 ноября, после того, как председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин попросил квалификационную коллегию судей Саратовской области возбудить уголовное дело в отношении Шевлягиной.

Когда информация стала достоянием широкой общественности, журналисты попытались разобраться, в чем именно хотят обвинить судью. Выяснилось, что речь может идти о более 20 земельных делах, по которым Шевлягина выносила положительные решения. Однако, по некоторым данным, служительница Фемиды даже не имела права рассматривать такие дела. Прошение Бастрыкина до сих пор не может рассмотреть квалификационная коллегия судей. Шевлягину просто не могут найти, чтобы вручить ей уведомление о явке. Следующее заседание ККС намечено на 30 ноября.

Кастрыкина рассказала, что Новасенкова, интересы которой она представляет, якобы стала жертвой «тайного» фиктивного развода, который оформила судья Шевлягина.

«У Новасенковой был брак с Пивень Виталием, заключенный официально, — пояснила собеседница. — Она узнала о своем разводе с супругом только после его смерти. Когда Новосенкова пришла к нотариусу, оказалось, что она не является его (Виталия Пивня) законным представителем, то есть женой. Нотариус предъявила свидетельство о расторжении брака. А также сообщила, что в наследство вступили ее дети. Новасенкова после этого попала в реанимацию. А когда выписалась из больницы, начала «копать» это дело.

Новасенкова узнала, что пять лет назад заочным решением суда Шевлягина развела ее с мужем. Тогда женщина стала проводить свое расследование и узнала, что ее должны были уведомить надлежащим образом, а ее не уведомили. Никаких «квиточков», ничего она не получала. Потом Новосенкова поехала в Москву, наняла адвоката, провела экспертизу по подделке документов, которые представила секретарь Шевлягиной. И оказалось, что ничего они не отсылали, все это было подделкой. Экспертиза имеется на руках».

Теперь Лариса Новасенкова пытается отстоять свои права в суде. Но пока не слишком успешно.

«Новасенкова обратилась в суд. Миллион рублей со вклада отца перешел детям. Также детям была передана машина. Теперь дом, который Новасенкова купила на свои средства, тоже хотят передать детям.

Дом она приобретала уже будучи в разводе, но не зная об этом. Половину зарегистрировала на мужа. То есть, совершила правовую сделку, не зная, что является законной женой. Это последнее имущество, которое у нее осталось. Если бы она знала, что не жена, она не допустила бы таких шагов. Вот такая ситуация. А дети продолжают с ней судиться», — сообщила правозащитница.

Мы поговорили с Ларисой Новосенковой. Она не может понять, как такое вообще произошло.

«Я сама не понимаю. Муж мне ни разу об этом не говорил. Ни я об этом не знала, ни родственники, ни друзья, никто об этом не знал. Муж до такой степени меня любил, минуты не мог без меня прожить. Я не могу даже никак пояснить. Единственное предположение, ради чего все это было сделано — лишить меня наследства. Подозреваю, что ее (Татьяну Шевлягину — прим. ред.) могли за это отблагодарить. Меня сейчас лишили вкладов, машины. Сейчас под вопросом мое владение домом. Фактически это последнее имущество, которое у меня есть».

Новосенкова считает, что при расторжении брака был допущен целый ряд нарушений. Ее не уведомили о самом заседании, не приняли меры к примирению супругов и не установили обстоятельства, свидетельствующие об их совместной жизни и сохранении семьи.

Обращения в следственные органы, прокуратуру и МВД эффекта пока не дали. По словам Кастрыкиной, на все получены отписки и отказы в возбуждении дел. Теперь правозащитница надеется на возбуждение уголовного дела в отношении бывшей мировой судьи Татьяны Шевлягиной. Чтобы эпизод с расторжением брака был приобщен, Кастрыкина собирается написать новое обращение в Следственный комитет России.

Лариса Новасенкова попросила не публиковать ее фотографию, так как живет в «маленьком городе». «Мне уже неоднократно поступали угрозы в связи с этим делом», — заявила она.

Добавить комментарий